Гелиокластер, ходячий дом. Где жить, когда жить негде

Недвижимость Mail.Ru
Читать дальше
Гелиокластер, ходячий дом. Где жить, когда жить негде
ВКонтакте
Facebook
Одноклассники
Twitter
Население Земли в 2016 году — 7,3 миллиарда человек. По прогнозам, рубеж в 8 миллиардов будет преодолен, через восемь лет, а к 2100 году, считают ученые из Вашингтонского университета, население Земли достигнет 11 миллиардов.

Большая часть этих 11 миллиардов будет жить в городах: численность сельского и городского населения планеты сравнялась еще десять лет назад, последнее продолжает расти. Это значит, что пространства для жизни в мегаполисах становится все меньше, ведь землю, как говорил Марк Твен, «больше не производят». Нам придется адаптироваться к новым условиям и придумывать, где жить, когда жить уже негде.

Дезурбанизация: в город и обратно

Наряду с термином «урбанизация» — рост количества городов и их значения в экономической, социальной жизни — в рассуждениях экспертов о будущем все чаще звучат слова «дезурбанизация» и «реурбанизация». Они означают, соответственно, переселение людей из крупных городов и, как следствие, серьезные перемены в городской структуре. 

Сейчас плотность и размеры городов настолько велики, что время, которое нужно потратить, чтобы проехать от окраины до центра, сопоставимо с путешествием от города к городу. Развитие транспортных технологий — например, Hyperloop, нереализованный пока американский проект высокоскоростного вакуумного поезда — сделает это соотношение еще более непропорциональным.

Жить за пределами города станет удобнее, чем в нем самом. Вот и Москва уже сделала шаг к дезурбанизации, прирастив Новую Москву.
Семен Расторгуевархитектор

«Мы все движемся одновременно в двух направлениях, — считает главный архитектор «Института гелиотектуры» Сергей Непомнящий. — С одной стороны, население городов, особенно мегаполисов, активно растет. Население из деревни перетекает в город, из города — в мегаполис, из ближайшего мегаполиса — в крупнейший. С другой стороны, люди хотят вырваться на природу и уехать за город — не очень, впрочем, успешно. С урбанизацией придется смириться, а стремление жить в городе и в то же время за его пределами — совместить. Тогда мы и получим города с принципиально другим устройством. Центробежное развитие города, расширение его границ — это тупик. Живя далеко от центра, мы обрекаем себя на одиночество и зависимость от транспорта. Например, некоторые спальные районы Москвы — это почти тюрьма, потому что выбраться оттуда сложно. В перспективе у городов будет не один, а несколько центров активности».

Bosco Verticale | Stefano Boeri Architetti

Будет город-сад. Буквально

Чем больше людей в городе, тем больше нам хочется на природу. Уже несколько лет главными мировыми трендами в строительстве, особенно высотном, являются сохранение окружающей среды и энергосбережение. Здания становятся все зеленее, в прямом и переносном смыслах. Мало кого удивишь терминами «солнечная батарея» и «рекуператор воздуха». Если так пойдет и дальше, наши дома выйдут на самообеспечение: сами будут добывать свет, сохранять тепло, собирать дождевую воду и очищать ее, насыщать воздух кислородом.

В мегаполисах все меньше места остается для садов и парков, поэтому скоро они перекочуют непосредственно на постройки. Взгляните на миланский «Вертикальный сад» (Bosco Verticale). На его этажах высажено 480 больших деревьев, 250 маленьких, 5 тысяч кустов и 11 тысяч травяных дорожек. 

Города растут вширь и ввысь, связь с природой истончается. Если проблема будет обостряться, строительные нормы обяжут застройщиков создавать зеленые зоны внутри домов.
Семен Расторгуевархитектор

Многослойные мегаполисы, города-бутерброды

Мегаполисы постепенно становятся многослойными. Все началось с многоуровневых развязок, затем парковки стали уходить под землю. Теперь не хватает общественных пространств — и они начнут появляться в виде верхнего слоя, накрывая дороги и частично здания. Архитекторы уже предлагают такие решения, например, в в архитектурном бюро «Дизайнус» таким увидели Новый Арбат — с пешеходной зоной над проезжей частью.

90 % городской территории используется не человеком, а техникой. Люди ютятся на пятачке между домом, трансформаторной подстанцией, загрузочной площадкой при магазине, протискиваются к подъезду между рядами машин. Ценную городскую землю придется «приумножать» — создавать дополнительные уровни.
Сергей Непомнящийглавный архитектор «Института гелиотектуры»

Если сделать хотя бы один дополнительный городской уровень с парком на крыше, под ним свободно разместятся все технические и транспортные системы. При этом пространства для человека, открытых солнечных лужаек станет в пять или десять раз больше.

Гелиокластеры: города будущего | Проект Сергея Непомнящего

Дом-город и дом-конструктор

Итак, главные тенденции городской жизни — рост населения, развитие скоростного транспорта, стремление горожан к природе. Дополним список стремительно уменьшающейся необходимостью присутствия человека в офисе — уже сейчас многие специалисты вполне могут работать удаленно.  Все это предпосылки для появления нового формата жилья. В гигантских домах будущего на одной территории и даже под одной крышей будет находиться все, что нужно горожанину.

«Город будущего я представляю как систему так называемых гелиокластеров, — говорит Сергей Непомнящий. — Это по сути дома-микрорайоны или даже дома-города. Не совокупность зданий, а единый архитектурный объем, насыщенный солнечным светом. Здесь живут, учатся, работают, отдыхают. Люди перемещаются не между домами, а внутри здания. Оно компактное, в несколько раз меньше, чем обычный микрорайон. При этом здание может размещаться прямо над станцией метро, магистралью, транспортной развязкой или железнодорожной станцией».

Все квартиры — комфортной площади, у каждой — собственный зимний сад и приватная зеленая терраса, где можно выращивать цветы или загорать, из каждого окна — вид на парк или город, но никогда — на соседний дом. Человек, сидя в кресле, может наслаждаться уединением, пением птиц и видами, но, покинув квартиру, окунется в активную жизнь внутри дома.
Сергей Непомнящийглавный архитектор «Института гелиотектуры»

«В кластере – вечное лето с зелеными аллеями, бассейнами и аквапарками, детским садом и школой, спортзалами, кафе, магазинами, а на самом верху, на крыше — полноценный зеленый парк. На работу в офис можно прогуляться пешком — в дальнее крыло. Или, спустившись на нижний уровень, сесть в метро и уехать в соседний кластер. Выйдя за пределы кластера, можно сходить в настоящий лес», — рисует будущее Сергей Непомнящий.

А что будет с загородными домами? Они останутся, считают эксперты, и, похоже, станут очень дешевыми. Дорогой будет земля, на которой они стоят, а сами постройки — относительно простыми и легкозаменяемыми. Уже сейчас архитекторы разрабатывают проекты загородных домиков-конструкторов, которые устанавливаются за три часа.

Вероятно, появятся и получат распространение индивидуальные модульные дома. Их можно будет купить за небольшие деньги в базовой комплектации, как шкаф, и собрать словно конструктор. Со временем докупать к нему новые комнаты или технологические модули для обеспечения жилья водой, электричеством, газом.
Семен Расторгуевархитектор

Еще одна технология из ближайшего будущего — изготовление домов на 3D-принтерах. Китайская компания WinSun уже начала распечатывать дома из бетона в несколько этажей. Можно предположить, что лет через 10–20 печать недорогих коттеджей станет обычным делом: выбрал модель в каталоге — и ждешь результат. Вероятно, появятся новые строительные специальности: для установки таких домов бригада рабочих не нужна.

Венеция 2070 | Проект Семена Расторгуева и Александра Шишкова

Ходячие города в погоне за ресурсами

Урбанистика пытается предусмотреть и другие сценарии. Один из них — наводнение. Есть теория, что через 70 лет Мировой океан поднимется на уровень от 1 до 5 метров, а несколько десятилетий спустя суша сократится до 20 % от сегодняшнего размера. И тогда переселяться придется на воду или на воздух.

Возможно, все начнется с того, что на развалинах городов люди начнут перебираться наверх, на крыши, начнут строить переходы между домами. Вероятно, понадобятся механизмы, которые смогут разобрать оставшиеся под водой дома, чтобы строить или печатать другие, устойчивые к новой ситуации. Архитектор Семен Расторгуев придумал подобный футуристический проект о Венеции: город полностью затоплен, но остается туристическим. Экскурсии водят по подземным коридорам. А люди переселились в гигантские небоскребы, которые выросли на месте старой Венеции. 

Ковчеги | Проект Михаила Кудряшова, Семена Расторгуева, Романа Сахарова

Архитектор говорит: «При всемирном наводнении, как ни парадоксально звучит, ценность пресной воды многократно вырастет. Опреснять морскую воду очень дорого, а источники, в которых мы сейчас берем пиьевую воду, будут недоступны. Поэтому возникнет новая отрасль экономики — добыча и продажа воды. Как вариант — транспортировка арктических и антарктических айсбергов. Люди будут жить там, где есть возможность добывать ресурсы: нефть, воду. Города приспособятся под новую экономику».

Такие поселения могут быть чем-то вроде буровой платформы, только перемещающейся по поверхности воды. Эдакие ходячие города со своими системообразующими предприятиями по добыче ресурсов.
Семен Расторгуевархитектор

Если все это произойдет, понизится общий уровень жизни и в ходу будут малозатратные технологии, уверен архитектор. Но в трудные времена закладывается основа для роста. После Второй мировой войны люди довольно скоро полетели в космос, затем создали компьютер. Плохие условия вынуждают человечество думать, как жить по-другому.